• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: top bbc (список заголовков)
06:30 

Унесенные ветром

Ретт - обаятельная сволочь. Мой любимый типаж, лол

"Завтра утром я уезжаю надолго и боюсь, отложи я этот разговор до своего возвращения, вы еще возьмете да выскочите замуж за другого, у кого водятся деньжата. Вот я и подумал: почему бы ей не выйти за меня – у меня ведь есть деньги! Право же, Скарлетт, я не могу провести всю жизнь, гоняясь за вами в ожидании, когда удастся втиснуться между двух мужей."

@темы: книги, top bbc

11:52 

Унесенные ветром

Вы только почитайте этот пиздец:

Мир принадлежал мужчинам, и она принимала его
таким. Собственность принадлежала мужчине, а женщине – обязанность ею управлять. Честь прослыть
рачительным хозяином доставалась мужчине, а женщине полагалось преклоняться перед его умом. Мужчина
ревел как бык, если загонял себе под ноготь занозу, а женщина, рожая, должна была глушить в груди стоны,
дабы не потревожить покоя мужа. Мужчины были несдержанны на язык и нередко пьяны. Женщины
пропускали мимо ушей грубые слова и не позволяли себе укоров, укладывая пьяного мужа в постель. Мужчины,
не стеснялись в выражениях, могли изливать на жен свое недовольство, женщинам полагалось быть
терпеливыми, добрыми и снисходительными

@темы: top bbc

05:46 

Поющие в терновнике

почитала.
ну ок. увлекательно за счет того, что Австралия.
а чувства всякие там... ээээ, ну ок.

@темы: книги, top bbc

08:14 

200 лучших книг по версии BBC (зачеркнуто - прочитано *и я это помню*)

«Властелин колец» — Джон Р. Р. Толкин
«Гордость и предубеждение» — Джейн Остин
«Тёмные начала» — Филип Пулман
«Автостопом по галактике» — Дуглас Адамс
«Гарри Поттер и Кубок огня» — Джоан Роулинг
«Убить пересмешника» — Харпер Ли
«Винни Пух» — Алан Александр Милн
«1984» — Джордж Оруэлл
«Лев, колдунья и платяной шкаф» — Клайв Стэйплз Льюис
«Джейн Эйр» — Шарлотта Бронте
«Уловка-22» — Джозеф Хеллер
«Грозовой перевал» — Эмили Бронте
«Пение птиц» — Себастьян Фолкс
«Ребекка» — Дафна Дюморье
«Над пропастью во ржи» — Джером Сэлинджер
«Ветер в ивах» — Кеннет Грэм
«Большие надежды» — Чарльз Диккенс
«Маленькие женщины» — Луиза Мэй Олкотт
«Мандолина капитана Корелли» — Луи де Берньер

«Война и мир» — Лев Толстой
«Унесённые ветром» — Маргарет Митчелл
«Гарри Поттер и философский камень» — Джоан Роулинг
«Гарри Поттер и Тайная комната» — Джоан Роулинг
«Гарри Поттер и узник Азкабана» — Джоан Роулинг

«Поющие в терновнике» — Колин Маккалоу
«Тэсс из рода д’Эрбервиллей» — Томас Харди
«Миддлмарч» — Джордж Элиот
«Гроздья гнева» — Джон Стейнбек
«Алиса в Стране чудес» — Льюис Кэрролл

«Дневник Трейси Бикер» — Жаклин Уилсон
«Сто лет одиночества» — Габриэль Гарсиа Маркес
«Столпы Земли» — Кен Фоллетт
«Дэвид Копперфильд» — Чарльз Диккенс
«Молитва об Оуэне Мини» — Джон Ирвинг
«Чарли и шоколадная фабрика» — Роальд Даль
«Остров сокровищ» — Роберт Стивенсон
«Город как Элис» — Невил Шют
«Доводы рассудка» — Джейн Остин
«Дюна» — Фрэнк Герберт
«Эмма» — Джейн Остин
«Аня из Зеленых Мезонинов» — Люси Мод Монтгомери
«Обитатели холмов» — Ричард Адамс
«Великий Гэтсби» — Фрэнсис Скотт Фицджеральд

«Возвращение в Брайдсхед» — Ивлин Во
«Граф Монте-Кристо» — Александр Дюма
«Скотный двор» — Джордж Оруэлл
«Рождественская песнь» — Чарльз Диккенс

«Вдали от обезумевшей толпы» — Томас Харди
«Спокойной ночи, мистер Том» — Мишель Магориан
«Семейная реликвия» — Розамунд Пилчер
«Таинственный сад» — Фрэнсис Бернетт
«О мышах и людях» — Джон Стейнбек
«Анна Каренина» — Лев Толстой
«Противостояние» — Стивен Кинг
«Подходящий жених» — Викрам Сет
«БДВ, или Большой и добрый великан» — Роальд Даль
«Ласточки и амазонки» — Артур Рэнсом
«Чёрный красавчик» — Анна Сьюэлл
«Артемис Фаул» — Йон Колфер
«Крестики-нолики» — Мэлори Блэкмен
«Мемуары гейши» — Артур Голден
«Повесть о двух городах» — Чарльз Диккенс
«Мор, ученик Смерти» — Терри Пратчетт
«Преступление и наказание» — Федор Достоевский

«Далекое волшебное дерево» — Энид Блайтон
«Хоббит, или Туда и обратно» — Джон Р. Р. Толкин
«Волхв» — Джон Фаулз

«Благие знамения» — Терри Пратчетт и Нил Гейман
«Стража! Стража!» — Терри Пратчетт
«Повелитель мух» — Уильям Голдинг
«Парфюмер» — Патрик Зюскинд

«Филантропы в рваных штанах» — Роберт Тресселл
«Ночная стража» — Терри Пратчетт
«Матильда» — Роальд Даль
«Дневник Бриджит Джонс» — Хелен Филдинг
«Тайная история» — Донна Тартт
«Женщина в белом» — Уильям Уилки Коллинз
«Улисс» — Джеймс Джойс
«Холодный дом» — Чарльз Диккенс
«Двойняшки» — Жаклин Уилсон
«Семейство Твит» — Роальд Даль
«Я захватываю замок» — Доди Смит
«Ямы» — Луис Сейкер
«Бог мелочей» — Арундати Рой
«Горменгаст» — Мервин Пик
«Вики-Ангел» — Жаклин Уилсон
«О дивный новый мир» — Олдос Хаксли
«Неуютная ферма» — Стелла Гиббонс
«Чародей» — Раймонд Фэйст
«В дороге» — Джек Керуак
«Крестный отец» — Марио Пьюзо
«Клан пещерного медведя» — Джин Ауэл
«Цвет волшебства» — Терри Пратчетт
«Алхимик» — Пауло Коэльо
«Кэтрин» — Аня Сетон
«Каин и Авель» — Джеффри Арчер
«Любовь во время холеры» — Габриэль Гарсиа Маркес
«Девчонки в поисках любви» — Жаклин Уилсон
«Дневники принцессы» — Мэг Кэбот
«Дети полуночи» — Салман Рушди
«Трое в лодке, не считая собаки» — Джером К. Джером
«Мелкие боги» — Терри Пратчетт
«Пляж[en]» — Алекс Гарленд
«Дракула» — Брэм Стокер
«Белый пик» — Энтони Горовиц
«Посмертные записки Пиквикского клуба» — Чарльз Диккенс
«Громобой» — Энтони Горовиц
«Осиная фабрика» — Иэн Бэнкс
«День Шакала» — Фредерик Форсайт
«Разрисованная мама» — Жаклин Уилсон
«Джуд Незаметный» — Томас Харди
«Тайный дневник Адриана Моула, 13 3/4 лет» — Сью Таунсенд
«Отверженные» — Виктор Гюго
«Жестокое море» — Николас Монсаррат
«Мэр Кэстербриджа» — Томас Харди
«Рискованные игры» — Жаклин Уилсон
«Плохие девчонки» — Жаклин Уилсон
«Портрет Дориана Грея» — Оскар Уайльд
«Сегун» — Джеймс Клавелл
«День триффидов» — Джон Уиндем
«Лола Роза» — Жаклин Уилсон
«Ярмарка тщеславия» — Уильям Теккерей
«Дом из листьев» — Марк Данилевски
«Сага о Форсайтах» — Джон Голсуорси
«Библия ядовитого леса» — Барбара Кингсолвер
«Мрачный жнец» — Терри Пратчетт
«Ангус, ремни и конкретные обжимашки» — Луиз Рэннисон
«Собака Баскервилей» — Артур Конан Дойль
«Обладать» — Антония Сьюзен Байетт
«Мастер и Маргарита» — Михаил Булгаков
«Рассказ служанки» — Маргарет Этвуд
«Денни — чемпион мира» — Роальд Даль
«К востоку от рая» — Джон Стейнбек
«Лечение Джорджа Марвелуса» — Роальд Даль
«Вещие сестрички» — Терри Пратчетт
«Пурпурный цвет» — Элис Уокер
«Санта-Хрякус» — Терри Пратчетт
«39 ступеней» — Джон Бьюкен
«Девчонки в слезах» — Жаклин Уилсон
«Вечеринка с ночевкой» — Жаклин Уилсон
«На западном фронте без перемен» — Эрих Мария Ремарк
«В хранилищах музея» — Кейт Аткинсон
«Hi-Fi» — Ник Хорнби
«Оно» — Стивен Кинг
«Джеймс и гигантский персик» — Роальд Даль
«Зеленая миля» — Стивен Кинг
«Мотылек» — Анри Шарьер
«К оружию! К оружию!» — Терри Пратчетт
«Хозяин морей: Командир и штурман» — Патрик О’Брайан
«Ключ от всех дверей» — Энтони Горовиц
«Роковая музыка» — Терри Пратчетт
«Вор времени» — Терри Пратчетт
«Пятый элефант» — Терри Пратчетт
«Искупление» — Иэн Макьюэн
«Секреты» — Жаклин Уилсон
«Серебряный меч» — Ян Серрэйлер
«Пролетая над гнездом кукушки» — Кен Кизи
«Сердце тьмы» — Джозеф Конрад
«Ким» — Редьярд Киплинг
«Чужестранка» — Диана Гэблдон
«Моби Дик» — Герман Мелвилл
«Песнь на закате» — Льюис Грессик Гиббон
«Корабельные новости» — Энни Пру
«Божество реки» — Уилбур Смит
«Мир глазами Гарпа» — Джон Ирвинг
«Лорна Дун» — Ричард Блэкмор
«Девчонки гуляют допоздна» — Жаклин Уилсон
«Далекие шатры» — Мэри Маргарет Кей
«Ведьмы» — Роальд Даль
«Паутина Шарлотты» — Элвин Брукс Уайт
«Франкенштейн» — Мэри Шелли
«Они играли на траве» — Терри Венейблс и Гордон М. Уильямс[en]
«Старик и море» — Эрнест Хемингуэй
«Лолита» — Владимир Набоков
«Имя розы» — Умберто Эко
«Мир Софии» — Йостейн Гордер
«Девочка-находка» — Жаклин Уилсон
«Изумительный мистер Лис» — Роальд Даль
«Чайка по имени Джонатан Ливингстон» — Ричард Бах
«Маленький принц» — Антуан де Сент-Экзюпери
«Ребенок из чемодана» — Жаклин Уилсон
«Оливер Твист» — Чарльз Диккенс
«Сила единства» — Брюс Куртеней
«Сайлес Марнер» — Джордж Элиот
«Американский психопат» — Брет Истон Эллис
«Дневник незначительного лица (альт.назв.: "Ничейный дневник")[en]» — Джордж[en] и Уидон Гроссмит[en]
«На игле» — Ирвин Уэлш
«Хайди» — Иоганна Шпири
«Сыновья и любовники» — Дэвид Герберт Лоуренс
«Невыносимая лёгкость бытия» — Милан Кундера
«Мужчина и мальчик» — Тони Парсонс
«Правда» — Терри Пратчетт
«Война миров» — Герберт Уэллс
«Ужастики» — Роберт Лоуренс Стайн
«Заклинатель лошадей» — Николас Эванс
«Хрупкое равновесие» — Рохинтон Мистри
«Ведьмы за границей» — Терри Пратчетт
«Король былого и грядущего» — Теренс Уайт
«Очень голодная гусеница» — Эрик Карл[en]
«Цветы на чердаке» — Вирджиния Эндрюс[en]
запись создана: 26.05.2017 в 09:34

@темы: памятка, top bbc

09:39 

Кинг. Противостояние.

Прочла. Меня не особо впечатлило. Наверное, дело в том, что меня в принципе не впечатляют истории, в которых охватывается слишком много героев. Мешанина какая-то. Или, возможно, дело в самом Кинге, он отлично, прекрасно пишет о чувствах и трагедиях отдельных людей, но всё вместе... Нет масштаба, нашла верное слово. В общем-то, книга хорошая, эдакое моделирование ситуации смертельной эпидемии. Но, могло быть и лучше, с учетом того, что книга включена в топ 200 ббс.

Две цитаты

@темы: рецензии, книги, top bbc

14:30 

Куда-то ехать? Что-то делать? Зачем? Пора спать.

А эти придурки безостановочно мчатся дальше.

Джек Керуак - На дороге.

Он говорит о чистоте дороги, о путешествии, о пути, как самоцели, и это просто прекрасно. Он говорит о Дине Мориарти, о прекрасном, безумном Дине, который так сильно хотел понять жизнь, что в глазах Джека стал святым. Он был святым в своем безумии, в своем вечном поиске чего-то такого, что дало бы ответ, что утолило бы его жажду.
В фильме, все же, не так много схвачено, пожалуй, нет там этого восхищения Сэла, который смотрит на мир широко открытыми глазами, который готов на все.
И они сделали Карло геем.
Я не уверена, может, я пропустила этот момент, но в книге, как мне кажется, этого не было.
Фильм получился несколько поверхностным, как пишут на кинопоиске, и я согласна с этим мнением. Но атмосфера легкого безумия, когда люди наслаждаются истинной свободой, возможностью сказать "поехали в Нью-Йорк?" и действительно поехать.
Чем-то похоже на сериалы "молокососы" и "бесстыдники", я долго не могла понять, чем именно, но прочитав отзыв (на кинопоиске), поняла. Эта книга "на дороге" - она вне времени. она говорит о любви к людям, о любви к жизни, и это - это вечно.

Цитаты:

Но тогда они приплясывали на улицах как заведенные, а я плелся сзади, как всю жизнь плетусь за теми, кто мне интересен, потому что интересны мне одни безумцы — те, кто без ума от жизни, от разговоров, от желания быть спасенным, кто жаждет всего сразу, кто никогда не скучает и не говорит банальностей, а лишь горит, горит, горит, как фантастические желтые римские свечи, которые пауками распускаются в звездном небе, а в центре возникает яркая голубая вспышка, и тогда все кричат. «Ого-о-о!» Как называли таких молодых людей в Германии во времена Гёте? Страстно желая научиться писать, как Карло, Дин тотчас отдал ему любвеобильное пылкое сердце — такое, какое может быть только у плута.

И в это совершенно особое, самое удивительное мгновение моей жизни я вдруг забыл, кто я такой. Я находился далеко от дома, в дешевом гостиничном номере, каких никогда не видывал, был возбужден и утомлен путешествием, слышал шипение пара снаружи, скрип старого дерева гостиницы, шаги наверху и прочие печальные звуки, я смотрел на высокий потрескавшийся потолок и в течение нескольких необыкновенных секунд никак не мог вспомнить, кто я такой. Я не был напуган. Просто я был кем-то другим, неким незнакомцем, и вся моя жизнь была жизнью неприкаянной, жизнью призрака.

— Если и дальше так пойдет, вы оба рехнетесь, однако держите меня в курсе событий.

Лежа на спине, мы глядели в потолок и думали, зачем это Бог сотворил жизнь такой печальной.

— Я люблю любовь, — сказала она, закрыв глаза.
И я пообещал ей прекрасную любовь.

к тому же Люсиль никогда бы меня не поняла, потому что я люблю слишком многие вещи и просто чумею и зацикливаюсь, носясь от одной падающей звезды к другой, пока не упаду сам. Это все ночь, это она все с нами проделывает. Мне нечего было предложить кому бы то ни было — разве что собственное смятение.

На рояле лежала труба, отбрасывавшая удивительную золотистую тень на караван пустыни, нарисованный на стене позади барабанов. Бог удалился, и теперь царило безмолвие его ухода. Была дождливая ночь. Был миф о дождливой ночи. Дин вытаращил глаза, он был исполнен благоговейного страха. Это безумие никуда не приведет. Я долго не мог понять, что со мной происходит, и вдруг до меня дошло, что все дело в травке, которую мы покурили. Дин купил немного в Нью-Йорке. После нее-то я и решил, что вот-вот оно придет — мгновение, когда все станет ясно, когда все будет решено раз и навсегда.

Как-то я спросил:
— Что с нами будет, когда мы умрем?
И он ответил:
— Когда ты умираешь, ты просто мертв, вот и все.

Мерилу наблюдала за Дином, как наблюдала за ним на всем пути через страну и обратно, краешком глаза, с угрюмым, печальным выражением лица, словно хотела отрубить ему голову и спрятать ее в чулан, — горькая, с примесью зависти любовь к человеку, который так поразительно умеет оставаться самим собой, любовь яростная, смешанная с презрением и близкая к помешательству, с улыбкой нежного обожания, но одновременно и черной зависти, что меня в ней пугало, любовь, которая — и Мерилу это знала — никогда не принесет плодов, потому что, глядя на его скуластое, с отвисшей челюстью лицо, она понимала, что он слишком безумен.

@темы: книги, top bbc, рецензии, цитаты

08:51 

Мандолина капитана Корелли - Луи де Берньер

Книгу закончила еще в понедельник и только сейчас доползла до создания поста.
Также посмотрела фильм.
И то и то понравилось.
Есть что-то в этом такое, до звона настоящее, что ли. Чувства на пределе, кажется, еще немного и уже сфальшивит нота, и уже будет не то.
Как ходьба по лезвиям.

upd: никто не хочет пойти со мной на Первого мстителя.
ну и ладно, в одного пойду))
мне же лучше.

цитаты

@темы: цитаты, рецензии, книги, top bbc

04:02 

Маленькие женщины



Прочла книжку за 2 дня. Довольно милая, легкая история о 4-х девочках, живущих дружной семьей. Читается легко и быстро. Еще один плюс состоит в том, что каждая глава представляет собой отдельную историю, так что ее можно читать отрывками. Ах да, и, конечно же, разительные отличия в характерах и речи главных героях тоже заслуживают упоминания (что за сложновымученное предложение, о Гага?!).
Теперь о минусах:
Религия. прямо красной нитью по всей книге идет: веруй в бога, будь смиренен. Чиво???
Лично для меня минус состоит в том, что книжка детская. направлена больше на.. подростков прошлого века. Тьфу ты, позапрошлого.
Любовь нечаянно нагрянет, когда ее никак не ждешь. Это я о Мэг и Джоне -_- или история о том, как тридцатилетний мужик окрутил семнадцатилетнюю дуру, живущую лишь домом и обучавшуюся дома.
Образование для женщин неважно - опять одна из основных мыслей.

Подытожим: я ее не буду читать своим детям, потому что я хочу, чтобы они были адекватными людьми.

Цитат всего две, тут по тексту жемчужин не раскидано:

А тебе, Мег, я хочу напомнить: пока дети могут оставаться детьми, пусть остаются. Взрослыми они успеют стать всегда.

– Знаете, идите лучше обедать, – посоветовала Джо. – Я слышала, что еда лучше всего излечивает мужчин от меланхолии. Голодные мужчины вечно впадают в тоску.


upd: обещала себе смотреть каждый фильм, снятый по книге из top 200, но на это я тратить время не буду.

@темы: цитаты, рецензии, книги, top bbc

05:24 

Большие надежды

Читала на прошлой неделе "Большие надежды" Диккенса. Неожиданно интересно, несмотря на мое неприятие книг прошлых веков. Что уж, сказать, Диккенс это Диккенс. Хоть мне и непонятны были мотивы этой яростной влюбленности Пипа, которую он пронес через всю жизнь, все же, за исключением этого момента, роман просто идеален.

Цитаты:

Кузницу заперли на весь день, и Джо (как у него было в обычае в тех чрезвычайно редких случаях, когда он не работал) мелом начертил на двери короткое слово УШОЛ, а сбоку пририсовал стрелу, указующую, в каком направлении он скрылся.

Так я сделал свое второе открытие за этот день: очевидно, воспитание маленьких Покетов состояло в том, чтобы попеременно лететь кувырком и укладываться в постель.

Этажом выше щупленький, похожий на терьера, сильно обросший клерк (его, видимо, стригли в последний раз еще щенком) тоже был занят с посетителем – подслеповатым человеком, о котором мистер Уэммик сказал, что это плавильщик, и котел у него всегда кипит, так что он расплавит вам все на свете, и который обливался потом, точно совсем недавно пробовал свое искусство на самом себе. В комнате окнами во двор сутулый человек с распухшей щекой, которую он завязал грязной фланелевой тряпкой, и в старом черном костюме, блестевшем так, словно его долго терли воском, сидел, согнувшись над конторкой, и переписывал набело записи двух других клерков для последующего представления их самому мистеру Джеггерсу.

На минуту, в трепетании неверных бликов и теней, меня охватило то необъяснимое чувство, которое я уже испытал; и даже когда снова стало темно, я не сразу опомнился и сидел словно ослепленный молнией.

– Пустое, – сказал она. – Пустое. Это скоро пройдет.
– Никогда, Эстелла!
– Через неделю вы обо мне и думать забудете.
– Забуду! Вы – часть моей жизни, часть меня самого. Вы – в каждой строчке, которую я прочел с тех пор, как впервые попал сюда простым деревенским мальчиком, чье бедное сердце вы уже тогда ранили так больно. Вы – везде и во всем, что я с тех пор видел, – на реке, в парусах кораблей, на болотах, в облаках, на свету и во тьме, в ветре, в море, в лесу, на улицах. Вы – воплощение всех прекрасных грез, какие рождало мое воображение. Как прочны камни самых крепких лондонских зданий, которые ваши руки бессильны сдвинуть с места, так же крепко и нерушимо живет в моей душе ваш образ и в прошлом, и теперь, и навеки. Эстелла, до моего последнего вздоха вы останетесь частью меня, частью всего, что во мне есть хорошего, – сколь мало бы его ни было, – и всего дурного. Но сейчас, в минуту прощанья, я связываю вас только с хорошим и впредь обещаю только так и думать о вас, ибо я верю, что вы сделали мне больше добра, чем зла, как бы ни разрывалось сейчас мое сердце. Бог вас прости и помилуй!

@музыка: Nothing but Thieves - Trip Switch

@темы: top bbc, книги, рецензии, цитаты

10:32 

Ребекка

Очень красиво написано. Вообще, есть что-то такое в женских романах. Они более чувственные, в них больше описаний запахов, цветов.
И, конечно же, в этом романе, как и в каждом романе прошлого века, присутствует словоблудие, которое меня подбешивало первые главы, но потом как-то втянулась и проглотила книжку за 4 дня.

Итак, цитаты:

Я сразу догадываюсь об этом по его потерянному, отсутствующему виду. Внезапно это любимое лицо утрачивает всякое выражение, словно его стирает невидимая рука, и превращается в маску; застывшие черты по-прежнему прекрасны, но лишены жизни и тепла, словно высечены из мрамора. Он принимается курить сигарету за сигаретой, забывая их гасить, и тлеющие окурки осыпают кругом землю, как лепестки. Начинает оживленно и быстро говорить… ни о чем, хватаясь за любую тему, лишь бы унять боль. Кажется, существует теория, что страдания облагораживают людей, делают их сильнее и, чтобы шагнуть вперед, мы должны пройти искус огнем. Этого нам досталось с лихвой, как ни иронически звучат мои слова. Оба мы узнали, что такое страх, и одиночество, и душевная мука. Я думаю, в жизни каждого человека рано или поздно наступает испытание. У всех нас есть собственный дьявол-мучитель, который ездит на нас верхом и с которым в конце концов мы вынуждены сразиться. Своих дьяволов мы одолели, во всяком случае, так мы полагаем.

Она обладала красотой, которая не умирает, и улыбкой, которую нельзя забыть. Где-то все еще звучал ее голос, в чьей-то памяти оставались ее слова. Существовали места, где она бывала, вещи, которых она касалась. Возможно, в шкафах все еще висели ее платья и витал запах ее духов. У меня в спальне под подушкой лежала книга, которую она держала в руках; я так и видела, как она раскрывает ее на первой странице и, стряхнув перо, пишет с улыбкой: «Максу от Ребекки». Наверно, это был день его рождения, и она положила книгу утром среди прочих своих подарков на столике у кровати. Они смеялись вместе, когда он срывал бумагу и тесемку. Возможно, она перегнулась через его плечо, когда он читал надпись: «Максу…» Она называла его Макс. Имя звучало весело, интимно и легко слетало с языка. Родные могли называть его Максим, если хотели. Всякие там бабушки и тетки. И люди вроде меня, тихие, скучные и слишком молодые, которые не представляли для него интереса. Она выбрала другое — Макс, это имя принадлежало ей одной, достаточно взглянуть, как она написала его на титульном листе. Эта четкая, косая надпись, перо, чуть не прорвавшее бумагу, символ ее самой, такой твердой, такой уверенной в себе.
Сколько раз она, должно быть, писала ему, и всякий раз по-разному, в зависимости от настроения.
Записочки, нацарапанные на клочках бумаги, и письма, когда он уезжал далеко, страница за страницей, интимные, с новостями, касавшимися их одних. Ее голос, все еще звучавший в доме и в саду, небрежный и привычный, как надпись на книге…
А мне велено звать его Максим.

Я была слишком молода для Максима, слишком неопытна, и, что еще важнее, я не принадлежала к его кругу, то, что я любила его — мучительно, отчаянно, преданно, как ребенок или пес, — не имело значения.

@темы: top bbc, книги, рецензии, цитаты

10:15 

И пели птицы. Фолкс

"Мы запрем все, что видели, в безмолвии наших душ, — там, куда не сможет пробиться ни единое слово".

Фолкс - гений. Идеальная книга. Она о любви к женщине, о любви к жизни, о любви ко всему сущему.
Пусть мне лично далеки идеи любви к стране, да и вопросы веры меня совершенно не волнуют, но Фолкс настолько... тонко пишет, что невольно проникаешься его мыслями.

Цитаты:

— Выходит, именно этого от меня и ждут, Жанна? — спросила Изабель. — Чтобы я осталась здесь навсегда и смотрела, как они стареют?
— Думаю, им этого хочется, но ты не обязана повиноваться. Ты должна жить своей жизнью. Как намереваюсь жить я. Если никто не возьмет меня замуж, я уеду в Париж и открою магазин.
— По-моему, ты собиралась проповедовать христианство в джунглях.
— Только в случае, если магазин прогорит, а меня бросит любовник.

Допив вино, он поднимался наверх и ложился, не разуваясь, на белое покрывало их общей кровати. В голове не было ни одной мысли.
Он лежал и смотрел в темноту за окном.
И чувствовал, как тело охватывает холод.

Он начал привыкать к виду и запаху разорванных в клочья тел. Наблюдал за тем, как ожесточает солдат механическая массовая бойня. И пришел к выводу: мир надломился и починить его некому.

— Во что же вы верите?
— В войну.
— То есть?
— Я хочу увидеть, чем она закончится.
— А во что еще?
На лицо Грея вернулось выражение любознательного врача.
— Временами, — ответил Стивен, слишком уставший для уверток, — я начинаю верить в наличие какого-то большого замысла. Верить, что на других уровнях существования присутствует возможность все объяснить.
— Так я и думал, — сказал Грей. — У большинства людей все обстоит ровно наоборот. Чем больше они видят, тем меньше верят.

Много раз я ложился спать, мечтая о приходе смерти. Я чувствую себя недостойным. Виноватым в том, что выжил. Смерть не придет, я обречен вечно плыть по течению настоящего времени.
Не знаю, за какие дела я осужден на такое существование. Не знаю, что натворил кто-то из нас, чтобы вытолкнуть мир на его нынешнюю противоестественную орбиту. Нас ведь отправляли сюда всего на несколько месяцев.
Никто из детей будущего поколения никогда не узнает, на что это было похоже. Они этого никогда не поймут.
Когда все закончится, мы тихо смешаемся с живыми и ничего им не скажем.
Мы будем разговаривать, спать, заниматься повседневными делами — совсем как люди.
Мы запрем все, что видели, в безмолвии наших душ, — там, куда не сможет пробиться ни единое слово.

Разных миров не существует — только один, с которым он связан пульсациями своей крови. И когда он уйдет под землю, этот мир останется таким же, каков он сейчас, — с птицами, поющими в теплом воздухе, и легкими облаками над ними.

@темы: цитаты, рецензии, книги, top bbc

11:22 

крестный отец

Надо сказать, что книгу я прочла не очень быстро, в отличие от Грозового перевала, но, мне понравилось.
Гангстеры, итальянцы, мафиози, черт, тот самый Дон, отсылки к которому можно встретить во стольких фильмах и книгах!

Здравствуйте, меня зовут Вика и я хочу быть детективом в Чикаго двадцатых годов :)

цитаты

Теперь по фильму. Несмотря на то, что он длится целых три часа, в нем не была рассказана вся их история. Но, несмотря на это, был очень хорошо схвачен привкус книги, ее атмосфера.

"Ты пришел и говоришь: Дон Корлеоне, мне нужна справедливость. Но ты просишь без уважения, ты не предлагаешь дружбу, ты даже не назвал меня крестным отцом."

@темы: что позырить, цитаты, рецензии, книги, top bbc, 250 imdb

12:01 

Грозовой Перевал

Хитклиф - гадина. настоящая, премерзкая гадина. потрясающий типчик. вот бы я так писала. создавала бы такие же живые, искрящиеся образы. aaawwww
по ощущению похоже на раннего Паланика - нырнуть и не выныривать. прочла за два дня (пусть книжица и тонкая, судя по всему, ну да ладно). еще сходство с Палаником - никто из героев не удостоился моей приязни (что за странный выверт речи, о Гага?!).
Цитат мало лишь потому, что я в какой-то момент увлеклась чтением и перестала отслеживать жемчужины речи, но их по тексту рассыпано немало. Хотя бы "лицо, кислое, как уксус" чего стоит.

цитаты

@темы: цитаты, рецензии, книги, top bbc

09:49 

Уловка-22

«Уловка двадцать два» гласит: «Всякий, кто пытается уклониться от выполнения боевого долга, не является подлинно сумасшедшим».
Сатира, доведенная до абсурда, постепенно превращается в мрачную, драматичную историю о смертях и безысходности простого человека перед неповоротливой бюрократической машиной.
И да, пожалуй, эта книга вдохновила меня на "Карантин".
На выходных посмотрю одноименный фильм, еще обязательно нужно посмотреть Крестного отца.

Цитаты

апд: решила взять передышку и почитать то, что нравится. дочитаю пока что "Город костей". потом возьмусь за "Грозовой перевал", завтра, наверное.
Никак не могу дочитать Бегущего за ветром. но мне тааак нравится. наверное, поэтому и не хочу дочитывать.

@темы: цитаты, рецензии, книги, top bbc

16:54 

Убить Пересмешника

Прочла эту книгу буквально за три дня, чего не было со мной очень долгое время. Книга не подтвердила мои худшие опасения, несмотря на весьма и весьма странное начало. Повествование идет от лица "Глазастика", девочки по имени Джин Луиза, живущей на юге. Весьма и весьма своеобразной особы.
Я ожидала чего-то странного и непонятного, растянутого и выморочного, как в "Волхве" Фаулза, но я наткнулась на историю о расовой несправедливости и даже зачатках феминизма (!).

В субботу ходила на "Да здравствует Цезарь!". Мне понравилось, подруге нет) У братьев Коэн очень заметный стиль - идеальная картинка, какие-то шероховатые тона (в этот раз песочные) и странноватый юмор (определенно на любителя). Мне эта картина показалась полным кичем, издевкой надо всеми клише в старом американском кино:
Русские - зло. Check
Злодей с собачкой аля Доктор Зло. Check
Подводная лодка. Check
Простой американский парень, я бы даже сказала, нарочито простой. Check

Цитаты из "Убить Пересмешника":
Люди в те годы двигались медленно. Разгуливали по площади, обходили одну лавку за другой, всё делали с расстановкой, не торопясь. В сутках были те же двадцать четыре часа, а казалось, что больше. Никто никуда не спешил, потому что идти было некуда, покупать нечего, денег ни гроша, и ничто не влекло за пределы округа Мейкомб.

Тетю Александру просто терзала забота о моём гардеробе. Если я буду разгуливать в штанах, из меня никогда не выйдет настоящей леди; я сказала - в платье и делать-то ничего нельзя, а тетя Александра ответила - незачем мне заниматься такими делами, для которых надо носить штаны. По понятиям тети Александры, мне полагалось играть маленькими кастрюльками и чайными сервизами и носить ожерелье из искусственного жемчуга, которое она мне подарила, когда я родилась; и к тому же я должна озарять светом одинокую жизнь моего отца. Я сказала - можно ходить в штанах и всё равно озарять светом, но тетя сказала, - нет, надо быть как луч света, а я родилась хорошей девочкой, а теперь год от году становлюсь всё хуже и непослушнее. Она без конца меня оскорбляла и пилила, и я спросила Аттикуса, но он сказал - хватит в нашей семье лучей света, и пускай я занимаюсь своими делами, а ему я в общем и такая вполне гожусь.

Аттикус подарил нам духовые ружья, а учить нас стрелять не захотел. Поэтому дядя Джек дал нам первые уроки; он сказал - Аттикус ружьями не интересуется. Аттикус сказал Джиму:
– Я бы предпочёл, чтобы ты стрелял на огороде по жестянкам, но знаю, ты начнёшь бить птиц. Если сумеешь попасть в сойку, стреляй их сколько угодно, но помни: убить пересмешника большой грех.
Я впервые слышала, чтоб Аттикус про что-нибудь сказал - грех, и спросила мисс Моди, почему грех.
– Твой отец прав, - сказала мисс Моди. - Пересмешник - самая безобидная птица, он только поёт нам на радость. Пересмешники не клюют ягод в саду, не гнездятся в овинах, они только и делают, что поют для нас свои песни. Вот поэтому убить пересмешника - грех.

Мы с Джимом смотрели как в тумане… Отец взял ружье и вышел на середину улицы. Он шёл быстро, а мне казалось, он еле движется, точно под водой, - так тошнотворно ползло время.

Сын, я уже сказал тебе: если бы ты тогда не потерял голову, я бы всё равно посылал тебя читать ей вслух. Я хотел, чтобы ты кое-что в ней понял, хотел, чтобы ты увидел подлинное мужество, а не воображал, будто мужество - это когда у человека в руках ружье. Мужество - это когда заранее знаешь, что ты проиграл, и всё-таки берёшься за дело и наперекор всему на свете идёшь до конца. Побеждаешь очень редко, но иногда всё-таки побеждаешь. Миссис Дюбоз победила. По её воззрениям, она умерла, ничем никому и ничему не обязанная. Я никогда не встречал человека столь мужественного.

– А не обязательно выставлять напоказ всё, что знаешь. Женщине это и не к лицу. И, во-вторых, людям вовсе не по вкусу, когда кто-то умней их. Они сердятся. Хоть и говори сам правильно, а их не переменишь, для этого им надо самим научиться, а уж если они не хотят, ничего не поделаешь: либо держи язык за зубами, либо говори как они.

@темы: цитаты, рецензии, лытдыбр, книги, top bbc

15:40 

Тот, кто спасает одну жизнь, спасает целый мир.

Я дочитала Гордость и Предубеждение.
Я горда собой.
Вери вери мач, лол.
это определенно не та книга, которую я захочу перечитывать. когда-либо. в жизни. вообще. цитат не будет, тут не было.. возможно, дело в том, что я - человек нью эйдж, который не может понять, как в вопросах любви можно оглядываться на кого бы то ни было. Я не... я просто не поняла ее, наверное.
На этой неделе буду читать Бегущего за ветром и Убить пересмешника (иду вниз по списку топ ббс)
Неделю назад я решила смотреть фильмы, вошедшие в список 250 IMDb. Это не все фильмы, что я буду смотреть, конечно же, но они составят важную часть в моей жизни, я полагаю.

Уже посмотрела "Список Шиндлера" (цитата из него в заголовке) ... это потрясающий фильм. он идет три часа и ни минуты, ни секунды из него я бы не убрала. он просто идеален. мне кажется, этот фильм должен посмотреть каждый. чтобы знать.

"— Эта машина, — Герц мог бы купить машину… Зачем я ее оставил себе? Это же… Десять человек… Десять человек… Еще десять человек… Этот значок — два человека. Он из золота… Еще два человека. Они не дали бы мне двух, по меньшей мере — одного. Еще одного можно было бы спасти. Еще одного… Одного… За это… Я мог бы спасти еще одного, еще одного… И я не сделал этого… Я не сделал этого…"
преступлениям против человечности, против людей, бессмысленной жестокости не должно быть места в этом мире.

чувствую себя сегодня как гавно by the way

Ах да, Фавориты прошлой недели:

1) Еда - homemade oreo's
они охренительны, просто охренительны.
2) фильмы - Темный рыцарь (пересмотрела его, он есть в списке 250 imdb - новый тэг)
3) книга - Бегущий за ветром, несмотря на то, что я его не дочитала. это потрясающая книга
4) музыка.. хммм - agnes obel - riverside, amber run - i found
5) вещи - блокнот "мои фильмы в списках".

@темы: 250 imdb, top bbc, книги, рецензии, фавориты, фавориты недели

07:06 

все в кучу, много мата.

"Гордость и предубеждение" - это же полный кошмар! женщин тогда рассматривали как скаковых лошадей - чтобы ладная на вид, спокойная по нраву и деньги приносила. какая нахер любовь? у меня нет цензурных слов по отношению к тем придурошным дамочкам, что считают этот роман "настоящей историей любви". Какая. Нахер. Любовь???
Блядь, гребаный пиздец.
Сейчас я как никогда благодарна за то, что живу в 21 веке.

Прочла пост у Яны miumau.livejournal.com/ про застенчивых людей и вспомнила себя в более нежном возрасте)) я на защите диплома краснела, бледнела и чуть не грохнулась в обморок. а потом пошла блеванула. но! защитила таки диплом на 5.
От застенчивости помогает мантра: "всем похуй на всех". Повторять десять раз перед сном. лал.
Ну, еще, конечно, моя работа помогла мне отрастить слоновью шкуру. когда тебя посылают в жопу, думая, что ты - оператор провайдера, как-то уже скучно становится.

короткая неделя получилась. эх.

В ежедневнике написала вчера: write 500 words, написала таки новую часть Бедивера, выложила. Горда собой, поставила галочку. Нужно стараться каждый день писать.
Нужно стараться.
Осталось посмотреть последнюю серию Сорвиголовы, оставила на выходные. Это такой крутой сериал, блиииин. Мне очень нравится атмосфера в нем, ну, я вообще любитель нью-нуара, да.

@темы: что позырить, рецензии, обо мне, книги, записки автора, top bbc

08:28 

Корабельные новости и ужастики

Прочла три рассказа из сборника Р. Л. Стайна "Ужастики". Прям в детство окунулась))
Начала читать "Корабельные новости" Энни Пру. Пока что нравится.
Похоже на скандинавские или шведские сериалы о детективах. Холодные скалы, море, суровый край.
Конечно, мне вся эта эстетика не нравится, сама живу, блин, в суровом краю, где от колючего, ледяного тумана слипаются легкие. Хм. Может написать про это?ъ\

Цитаты (язык просто чудо, хочу в оригинале прочитать):

И они снова пожали руки, сотрясая воздух так, будто поднимали воду из глубокого колодца.

Он говорил: «Кто знает?», потому что на самом деле никто ничего не знал. Этим он хотел сказать, что могло произойти все что угодно.
Монета, вращающаяся на кромке, может упасть в любую сторону.

Из своего арендованного трейлера, с грязным бельем и пустыми банками из-под равиоли, он шагнул прямо в эту болезненную любовь. На его сердце появился и остался навсегда выколотый шрам в форме имени Петал.
Потом был месяц неистового счастья. И шесть лет сплошных мучений.

Когда мы понимаем, что у нас нет выбора, то как-то справляемся, даже с самыми тяжелыми испытаниями.

...Ты когда-нибудь был в море во время шторма. Куойл?
— Нет, — сказал Куойл. — И не хочу.
— Он никогда тебя не покидает. После него ты никогда не сможешь слушать ветер, не вспоминая воя сирены, брызг воды, гребней волн, превратившихся в пену, скрипа и скрежета бедного корабля. Это само по себе уже плохо, в любое время, но когда это происходит в разгар зимы, при страшном морозе, обледеневших поручнях и всей оснастке, — пиши пропало. И лед растет до тех пор, пока его вес не оказывается слишком большим. Так вот. Снег тогда валил так густо, что за окном не было видно ничего, кроме белой метели. Даже улицы. Стены домов с северо-запада покрылись тридцатисантиметровым слоем снега, твердого, как сталь.

Куойл вернулся к своему столу. Ему было легко и жарко. Натбим сжал руки над головой и потряс ими. Его трубка криво свисала с уголка губ. Куойл заправил чистый лист в пишущую машинку, но не стал ничего печатать. Ему было тридцать шесть лет, и сегодня вечером ему впервые сказали, что он сделал что-то правильно.
Туман за окном был похож на молоко.

Билли прищурился.
— Утром в субботу, — сказал он Куойлу.
Его глаза были похожи на голубые осколки неба. Облака над их головами становились все тяжелее, превращаясь в четкие спирали, похожие на отметины, которые прилив оставляет на песке.
Билли и Натбим ушли, а Куойл задержался и еще немного постоял на потрескавшейся дороге. Длинная линия горизонта и беспокойное, подвижное море были похожи на двери, которые то распахивались, то закрывались снова.

Зал был набит битком. Все нарядились в лучшую одежду: старики были в пахнущих камфарой черных пиджаках, поджимавших их под мышками, женщины — в шелках и тонкой шерсти. Бежевый, киноварь, алый, бронзовый, оранжевый и красный. Итальянские туфли. Завитые локоны, взбитые и залитые лаком до пластмассового состояния. Помада. Красные круги румян. Выбритые скулы у мужчин. Галстуки в цветовой гамме подарочной упаковки. Дети в ярко-розовых и кремовых нарядах. Ароматы надушенных тел, гул голосов, как жужжание над цветочным лугом.

— Подожди минутку, — сказала она и выбежала на кухню. Он услышал хлопок дверцы холодильника. Она вернулась, держа руки за спиной. — У меня не было возможности купить тебе подарок, — сказала она и вытянула перед собой обе руки со сжатыми пальцами. Потом она их разжала. В каждой руке она держала по коричневому яйцу. Он взял их у нее. Они были холодными на ощупь. Тогда этот подарок показался ему милым, заботливым жестом. Она сделала ему подарок. Пусть яйца, это уже было не важно. Главное, что они были переданы ему из ее рук. Подарок для него. Его не смущало, что он сам купил их за день до этого. Он тешил себя фантазией, что она поняла его, что для того, чтобы понять, что важен не сам подарок, а протянутые вперед руки, сам факт дарения, надо любить человека, которого одариваешь.

@темы: книги, top BBC

10:01 

2 книги

Винни-Пух просто очарователен:

— Я спросил: «Эй! Кто-нибудь дома?» — повторил Пух громко-громко.
— Нет! — ответил чей-то голос- И незачем так орать, — прибавил он, — я и в первый раз прекрасно тебя понял.
— Простите! — сказал Винни-Пух. — А что, совсем-совсем никого нет дома?
— Совсем-совсем никого! — отвечал голос. Тут Винни-Пух вытащил голову из норы и задумался.

Чтобы писать для самых маленьких, нужно быть чертовым гением.

"Ветер в ивах" Кеннет Грэм:

И Крот не успел оглянуться, как уже сидел на корме настоящей лодки.
— Вот это денек! — восклицал он, пока Рэт отталкивал лодку и вновь усаживался за весла. — Можешь себе представить, ведь я ни разу в жизни не катался на лодке. Ни разу!
— Что?
Дядюшка Рэт — Водяная Крыса так и остался с разинутым ртом.
— Никогда не ка… Ты ни разу в жизни не… Я не представля… Слушай, а зачем ты жил до сих пор на свете?

— Пахнет клевером это теплое дуновение ветерка, — заметил он. — А то, что слышится, — это коровы. Они жуют и, проглотив жвачку, фыркают и вздыхают. А там, я слышу, работают жнецы, а вот там поднимаются к небу дымки из труб на фоне лесной опушки. Тут, наверное, где-то близко протекает река, потому что я слышу, как кричат шотландские куропатки, а ты, судя по твоему виду, — пресноводный моряк. Все притихло, вроде бы заснуло, но жизнь идет. Хороший образ жизни ты ведешь, приятель. Я даже уверен, что лучший на земле. Если только у тебя хватает на него терпения.

Дядюшка Рэт поглядел ему прямо в глаза, которые были расчерченного пеной серо-зеленого, изменчивого цвета северных морей, а в лапах рассказчик держал стакан с вином, в котором вспыхивал горячий рубин, казавшийся самым сердцем южного края, которое бьется для тех, в ком находится достаточно мужества, чтобы отозваться на его удары.
ти два огня, переменчиво-зеленый и неизменно-красный, заворожили дядюшку Рэта, покорили его совершенно, и он слушал, слушал, зачарованный и изнемогший. Спокойный мир, находящийся за пределами этих огней, отступил куда-то далеко и перестал существовать. А рассказы все лились и лились… да и был ли это только рассказ? Временами он, казалось, превращался в песню, хоровую матросскую песню, которую поют, поднимая тяжелый якорь со скатывающимися с него каплями, а иногда казалось, что гудит парусина под терзающим ее норд-остом, а временами речь Морехода переходила в звуки протяжной старинной баллады, которую напевает рыболов, выбирая сети на ранней зорьке, и силуэт его виднеется на фоне абрикосово-желтого неба, а то вдруг становилась аккордами гитары или мандолины, доносящимися с проезжающей гондолы или каика. А не превращалась ли она временами в крики ветра, сначала жалобные, потом пронзительно-сердитые, по мере того как ветер крепчал? Потом эти крики переходили в резкий свист, а затем звучали тихо и мелодично, как струйка воздуха, коснувшаяся паруса. Завороженному слушателю казалось, что он ясно слышит все эти звуки, а с ними вместе и жалобы морских чаек, мягкие удары разбивающихся о берег волн, недовольное ворчание прибрежной гальки. А потом все эти звуки снова становились звуками речи, и с бьющимся сердцем он как бы принимал участие в приключениях, да не в одном, а в дюжине различных морских портов, в драках, побегах, новых битвах, дружестве, доблестных поступках, или как будто бы вместе с другими разыскивал сокровища, ловил рыбу в тихих лагунах, или дремал дни напролет на теплом белом песке. Он услыхал о рыболовстве на большой морской глубине, и о серебристой добыче, которую приносят морские сети в целую милю длиной, о неожиданных кораблекрушениях, о том, как бьют склянки в лунную ночь, или о том, как нос огромного лайнера вдруг вырисовывается из тумана прямо у тебя над головой, о веселых возвращениях домой, когда ты огибаешь на корабле знакомый мыс и вдруг видишь, как портовые огни показывают тебе, что путь свободен, а на набережных ты угадываешь силуэты встречающих, слышишь радостные приветствия, плюханье по воде стального троса, а затем — путь вдоль по крутой улочке к уютному мерцанию окошек с красными занавесочками.
Наконец в его сне наяву ему показалось, что Искатель Приключений встал, но продолжает говорить, все еще крепко держа его своими морского цвета глазами.


Очень хорошая книга. Сказка о зверях, живущих в лесу. Все герои очень характерные. Основным героем я бы назвала мистера Тоуда, он единственный, кто изменился к концу романа.
Основная идея - друзья важнее всего на свете.
или - бахвальство ведет к неудаче.

@темы: рецензии, книги, top BBC

06:56 

Ричард Адамс - "Обитатели холмов"

Недетская сказка.
Начинается наивно и мило, думаешь "книжка о кроликах, какой тут может быть подвох"?
А не хотите битв насмерть?
Не хотите страха, бьющего со страниц?

"К тому времени отравленный воздух, должно быть, распространился уже по всем норам и переходам. Могу себе представить, что там творилось…
— Нет, — сказал Колокольчик, — не можешь.
читать дальше

А сейчас я буду читать Винни-Пуха :)

@темы: рецензии, книги, top BBC

ChalkOutline

главная