• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Цитаты (список заголовков)
11:06 

Джон Роберт Фаулз - Коллекционер

Вот просто читаю и думаю "какой же гребаный пиздец". Настолько... не знаю, из стиля, из того, какими простыми, обрубленными словами думает главный герой, ты с первых же страниц понимаешь, что с ним что-то сильно не так.
Мурашки по коже.
И конец.
Это окончание.
Мать вашу.
Монстр, не осознающий своей отвратительности.


Прошло дней десять, и наконец все и случилось, знаете, как бывает, когда охотишься за бабочками. Отправляешься в определенное место, знаешь, там водятся редкие экземпляры, ждешь, а их нет и нет, а потом — ты и искать уже перестал — смотришь: да вот она, на цветке прямо перед тобой, как говорится, подали на блюдечке с золотой каемочкой.

Тихонько закрыл обе дверцы. Перекатил ее поближе и уложил на кровать. Моя. Я вдруг ужасно взволновался: смог, добился, чего хотел. Такое дело.

— Кто же похищает людей, чтобы узнать их получше?

Она закрыла книгу и говорит:
— Расскажите мне о себе. Расскажите, что вы делаете в свободное время?
Я — энтомолог. Коллекционирую бабочек.
— Ну конечно же, — говорит. — Вспомнила, в газете об этом писали. А теперь вы включили в свою коллекцию меня.
Я подумал, ей это кажется забавным, и ответил, что, мол, фигурально выражаясь, можно и так сказать.
— Нет, не фигурально, — говорит, — а буквально. Держите меня в этой комнатушке, словно на булавку накололи, приходите любоваться, как на редкий экземпляр.


А половина книги написана от ее лица. Бедная, несчастная девушка. Сильная, наивная, юная.
Аплодирую стоя.

На днях забавно получилось. Слушали пластинки, джаз. Говорю Калибану, какая музыка. Сечете? А он отвечает:
— Иногда, в саду. У меня и секатор хороший есть.
А я сказала, Господи, ну как можно было так невероятно отстать от жизни! А он протянул:
— Вот вы в каком смысле.
Словно дождь, бесконечный, серый, мрачный. Размывающий краски.

И я вдруг осознала, как печальна жизнь, которую он ведет. Как и сестра его, и тетка, эти жалкие, несчастные люди. И их родственники в Австралии. Почувствовала тяжкую, тупую, всепоглощающую безнадежность такой жизни. Словно люди на рисунках Генри Мура, в темных туннелях метро, во время немецкой бомбежки. Им не надо видеть; чувствовать; танцевать; рисовать; плакать, слушая музыку; ощущать мир вокруг и западный ветер… им не дано быть в истинном смысле этого слова.
Всего три слова. Я люблю вас. Они прозвучали так безнадежно. Будто он сказал: «Я болен раком». Вот и вся его сказка.

Но сейчас я думаю и чувствую именно так. Что я принадлежу к некоей группе людей, призванной противостоять толпе. Я не знаю, сколько их и кто составляет эту группу, люди известные, ушедшие и живые, те, кто сражался за истинное, творил и создавал, писал настоящие картины; и никому, кроме меня, не известные, неспособные лгать, стремящиеся жить не праздно, быть гуманными и интеллигентными людьми. Да, именно так, как Ч.В., несмотря на его недостатки. Его недостаток.

Если бы поместить у него на виду умирающего от голода ребенка и накормить и сделать так, чтобы ребенок здоровел и рос у него на глазах, уверена, он не пожалел бы на это денег. Но все, что за пределами привычного быта, где он не может сразу получить то, за что заплачено, кажется ему подозрительным. Он не верит, что может существовать иной мир, помимо того, в котором он существует, который видит воочию. По-настоящему это он — заключенный. Заключенный в своем собственном отвратительно узеньком сегодняшнем мирке.

Он даже сказал, что любит меня. А я ответила, вы любите не меня, а свою любовь. Это не любовь, это эгоизм. Вы думаете вовсе не обо мне, а о том, что вы ко мне чувствуете.

@темы: книги, цитаты

05:04 

темная башня

— Кушать сейчас будет подано, хозяин, — говорит Эдди. — Выбирайте: филе из ползучего гада клешнистого или филе из клешнистого гада ползучего. Что вам больше понравится, хозяин.
— Я тебя не понимаю, — отвечает стрелок.
— Все ты понимаешь, у тебя просто нет чувства юмора. Куда оно делось?
— Отстрелили, наверное, где-нибудь на войне.

«Я целюсь не рукой; та, которая целится рукой, забыла лицо своего отца.
Я целюсь глазом.
Я стреляю не рукой; та, которая стреляет рукой, забыла лицо своего отца.
Я стреляю рассудком.
Я убиваю не выстрелом из револьвера; та, которая убивает выстрелом, забыла лицо своего отца.
Я убиваю сердцем»

@темы: цитаты, книги

11:04 

Диана Сеттерфилд. Тринадцатая сказка.

Умирая, люди исчезают. Исчезают их голос, их смех, теплота их дыхания. Исчезает их плоть, а в конечном счете и кости. Исчезает и память об этих людях. Это ужасно и в то же время естественно. Однако некоторым людям удается избежать бесследного исчезновения, так как они продолжают существовать в созданных ими книгах. Мы можем заново открыть этих людей – их юмор, их манеру речи, их причуды. Посредством написанного слова они могут вызвать наш гнев или доставить нам радость. Они могут нас успокоить. Они могут нас озадачить. Они могут нас изменить. И все это при том, что они мертвы. Как муха в янтаре или как тело, застывшее в вечных льдах, чудесное сочетание обыкновенных чернил и бумаги сохраняет то, что по законам природы должно исчезнуть. Это сродни волшебству.



прочла за три дня, черт возьми.
есть книги, в которые ныряешь с головой, от которых физически тяжело оторваться, которые оставляют шрамы где-то внутри (навсегда - Q на ладони).
Книга-детектив, книга-призрак, книга-сказка.
Всё это - Тринадцатая, последняя сказка.
Даже сказать больше ничего не могу.
I'm speechless.

@темы: книги, цитаты

05:09 

Нил Гейман. Американские боги

Тень подумал, что многое можно сказать в пользу того, чтобы держать все в себе. Если делать это достаточно долго или поглубже загнать боль внутрь, рано или поздно вообще перестанешь что-либо чувствовать.

– Думаю, есть кое-что в нашем браке, что еще придется улаживать.
– Милая, – сказал он, – ты мертва.
– Это, по всей видимости, одна из проблем. – Она помедлила. – О'кей. Я сейчас уйду. Так будет лучше.

– Ты человек? – спросил Тень. – Только честно-пречестно, рожденный мужчиной и женщиной, живой и дышащий человек?

– Я по тебе скучаю, – признался он.
– Я здесь.
– Вот когда я больше всего по тебе скучаю. Когда ты здесь. Когда тебя нет, когда ты просто призрак из прошлого или сон об иной жизни, все как-то проще.

Когда ты умрешь, ты упадешь в небо и станешь звездой, чтобы вести нас, как ведешь нас при жизни.

Может быть, дом – это то, что случается с местом по прошествии времени? Или то, что само в конце концов найдется, если просто достаточно долго идти, ждать и хотеть?

@темы: цитаты, книги

11:42 

цепануло

В цветном разноголосом хороводе,
В мелькании различий и примет
Есть люди, от которых свет исходит,
И люди, поглощающие свет.

игорь губерман

@темы: цитаты

06:23 

Бен Ааронович - Луна над Сохо

Расследование убийства начинается с жертвы — поскольку на этой стадии мы только жертвой и располагаем. Наука, изучающая потерпевших, носит название «виктимология»: ведь что угодно будет звучать солиднее, стоит только присобачить «логию» в конце. Чтобы удостовериться, что вы в своем расследовании выяснили все по жертве досконально, полиция разработала следующую (абсолютно бессмысленную) кодировку: 4К + 1Г + 1П. А именно: Кто убит? Когда? Как? Кем? Где? И — Почему?

— Это сделал я, — ответил Найтингейл. — В госпитале нас заставляли чем-то заниматься в свободное время. Я выбрал резьбу по дереву. Почему — не стал объяснять врачам.
— А почему не стали?
Мы свернули в один из коммуникационных переходов.
— Врачи и без того были обеспокоены моим угнетенным состоянием.
— Но почему вы вырезали эти имена?
— Ну, кто-то же должен был это сделать, — сказал он. — И, насколько я понимаю, только я был в силах. И потом, у меня была глупая надежда, что мне от этого станет легче.
— Стало?
— Нет, — ответил наставник.

***

Вот последняя цитата почему-то меня до боли зацепила.
ты ищешь исцеления, лекарство от тянущего, сосущего чувства внутри, мечешься в разные стороны.
"у меня была глупая надежда, что мне от этого станет легче."
просто нужно найти причину дожить до завтрашнего дня.
еще одну, чтобы дотянуть до послезавтра.
до конца недели.
до конца года.

и тогда станет легче.
возможно.
мне стало, по крайней мере.

@темы: книги, цитаты

10:27 

Бодлер - Парижский сплин

Есть женщины, которые вызывают желание покорить их и наслаждаться ими; но что до нее, я лишь хотел бы медленно умирать под ее взглядом.

Я с легким сердцем вниз бросаю взгляд,
На город, что во плоть свою облек
Приют, тюрьму, бордель, чистилище и ад,
Где пышным цветом распускается порок.
Ты знаешь, Сатана, тоски моей патрон,
Что не сочувствья зов меня туда увлек,
Но как развратник, что в развратницу влюблен,
Спешу в объятия чудовищной блудницы,
Чьим адским шармом вновь я привлечен.
И в час, когда погружена столица
В холодный, мрачный предрассветный сон
Или в закатных красках золотится, —
Мне дорог этот дьявольский притон!
Среди воров, блудниц смогу я насладиться
Блаженствами, каких профан лишен.

@темы: цитаты, книги

09:41 

Энциклопедия мифов. Подлинная история Макса Фрая, автора и персонажа. Том 2.

– Давай только не будем делать вид, что у нас все в порядке, – говорит Веня.
– Давай не будем.

Мир, в котором мы живем – удивительное место; всякий человек – не просто прямоходящий примат, а усталое и разочарованное, но все еще могущественное божество; каждый город – священный лабиринт; докучливые условности в любое мгновение могут стать всего лишь правилами игры, трудной и опасной, но чертовски увлекательной, да?

– А если так, то возможно все. Вообще все. И нужно иметь в виду, что любая, самая нелепая возможность однажды окажется единственной правдой.
– Не вижу логики.
– А ее и нет. Вернее, есть, просто иная какая-то.
– Нелинейная?
– Ага.

– И как тебе нравится быть живым? – вдруг спросил андрогин, не оборачиваясь ко мне и не снимая наушники. Очевидно, вопрос был риторическим. Ответа от меня никто не ждал. Но я все же ответил: надо же с чего-то начинать разговор.
– Мне очень нравится быть живым, – говорю. – Думаю, в ближайшие годы это станет моим основным занятием. Очень уж увлекательно.
Я-то хотел вложить в свое заявление максимальную дозу сарказма, но оно прозвучало на удивление серьезно. Этакая декларация о намерениях. Внимайте и трепещите.

@темы: цитаты, книги

05:53 

Энциклопедия мифов. Подлинная история Макса Фрая, автора и персонажа. Том 1.

"– Понимаешь, какое дело, – печально говорит Ада, – если бы ты не свалился мне на голову, я бы никогда не узнала, что каждому выпадает шанс наяву прогуляться по лабиринтам собственных снов. Ты словно бы дал мне ключ от двери, ведущей в лучшую из моих комнат. Комната-то моя собственная, а ключ от нее почему-то был у тебя. И знаешь что? Думается мне, ты просто создан для того, чтобы раздавать такие ключи посторонним людям. Выпускать птиц из клеток, распахивать заколоченные окна, взламывать потайные двери, и все в таком роде. Но ты никогда не сможешь сделать это для себя самого. Когда-нибудь ты так и умрешь, сжимая в руках связки чужих ключей… И это глупо, по-моему. Но так уж ты устроен."

"– Да так, ничего особенного. Просто время начинает идти очень быстро, знаешь ли. Не успеешь проснуться, а за окном уже вечер; закончишь пережевывать обед, а уже спать пора… И множество мелких, но обременительных – не дел даже, делишек. И еще больше способов от них отдохнуть – общий корень со словом «дóхнуть», тебя это не настораживает?
– Передергиваете, – возражаю. Но он меня, кажется, не слышит. Увлекся.
– А потом вдруг наступает старость – можно сказать, ни с того, ни с сего. Ничего особенного, конечно, все идет по плану, но тебе покажется, что впереди – не целая жизнь, а всего один короткий, хлопотный день. И ощущение это будет, в сущности, очень верным.
– Я никогда не стану старым, – говорю упрямо. Губы дрожат, но голос я обуздал. – И жизнь моя не будет похожа на один хлопотный день. Так не будет, потому что я с детства решил: так не будет. И все.
– А как будет-то? – доброжелательно интересуется мой попутчик. – Это ты уже решил?"

Вот за это я Фрая ненавижу и обожаю одновременно, за иллюзию того, что чудо может случиться с тобой в любой момент.
Что чудеса есть.
Что есть надежда.

Не обращайте внимания, это просто зимняя хандра.

@темы: цитаты, книги

10:15 

Бен Ааронович - Реки Лондона

Цитаты

Типичное городское фэнтези - плохие парни, хорошие парни, ученичество, становление героя. Даже типичное невезение ГГ с женским полом присутствует.
Написано хорошо, качественно.
Ну, больше то и нечего сказать.

@темы: книги, рецензии, цитаты

17:09 

Д. Макмахорн - Люди зимы, Паланик - Кто все расскажет. Прибытие

Люди зимы:

когда снег становится водой, он помнит, как был снегом?

Она представила, как они лежат в снегу, передавая друг другу косяк или бутылку, и, глядя в ненастное ночное небо, воображают, будто настала ядерная зима, а они — последние уцелевшие люди. Или что они — заблудившиеся в космосе путешественники, и вокруг нет ничего, кроме сыплющихся бесконечным потоком ледяных осколков далеких звезд.

«Скажи, ты видел сны пока… пока был мертвым?» — спросит она у сына, и он ответит: «Конечно. Ведь смерть — это только один большой сон».
****

С цитатами закончили. Это очень интересная книга о любви. Не о любви мужчины к женщине, а о любви матери. Этой беззаветной, чистой любовью пронизано все. Все, что делала Сара, чей дневник (1908 года) стал катализатором всех событий, что начали стремительно развиваться ближе к концу, она делала во имя своей дочери.

Кстати, несмотря на то, что из 1908 года нас переносят в настоящее, не чувствуется рытвин в стиле повествования. Все очень легко и плавно.

Хороший пример того, как писать из прошлого. Нужно применить эти фишки в Джоне Доу.

***
Теперь поговорим о Паланике?
Люблю я его, нежной и пылкой любовью. Книгу прочла дня за 3, наверное. Интересная история, рассказанная от лица женщины-"служанки", которая ухаживает за стареющей звездой экранов. Наша главная героиня умна и талантлива, но, увы и ах, некрасива, в отличие от своей протеже. Ее мисс Кэти же - прекрасна и обворожительна, но тупа, как пробка.

Паланик прекрасно написал от лица этой женщины. Если человек талантлив, то он может хорошо писать и от лица желчной старухи :D

***
О фильмах.
Прибытие.
нууу... я пошла с подругой. а она связана с изобразительным искусством. и она очень хорошо подмечала все склейки, плохую операторскую работу и грубый... нет, не грубый... rough... недоработанный сценарий.
Мне, в общем-то, понравилось.
На один раз.
Скажем так, это Интерстеллар без денег.
Воооот.
А музыка там не в тему.

Любой ценой - это тоже фильм, до которого, я, наконец-таки, добралась.
Я нежно люблю техасскую, ковбойскую атмосферу в фильмах - пыль, песок, пистолеты, суровые мужчины в ковбойских шляпах. Весь сюжет был пронизан обреченностью той самой лягушки, что пытается взбить масло из молока.
Я могу много говорить о пейзаже, о красивых минорных нотах, когда они ехали по дороге (еще одно любимое мной - дорога, машина, музыка, и больше ничего), о том, что это напомнило мне моего любимого Проповедника, но...
В общем, если вы любите Техас, смотрите.

@темы: что позырить, цитаты, рецензии, книги

09:43 

Ли Чайлд. Серия о Джеке Ричере. Этаж смерти.

У меня такое ощущение, будто я попробовал делать так, как положено, но из этого ни черта не вышло. А теперь я буду делать так, как хочу сам.

@темы: книги, цитаты

05:35 

Джим Батчер. Маленькое одолжение

Весь мир — песок, а люди в нем страусы.

@темы: цитаты, книги

11:29 

Джим Батчер. Белая ночь.

— Падаван, — произнес я. — Я удваиваю твой оклад.
— Вы же мне не платите, Гарри.
— Тогда утраиваю.

@темы: цитаты

05:56 

Джим Батчер. Досье Дрездена. Луна светит безумцам. Могила в подарок.

Когда Тера садилась в автомобиль, мне удалось получше ее рассмотреть. Высокая, гибкая, тонкая, точно клинок. Сильные руки, длинные пальцы, которые можно было бы назвать красивыми, если бы не шрамы и рубцы, покрывавшие кисти. Цепкий взгляд янтарных глаз непрерывно шарил вокруг — не потому что она боялась или нервничала. Дело не в избытке эмоций. Просто она хладнокровно изучала местность. Да, выдержки этой дамочке не занимать — спокойна, как айсберг, а ведь кровоподтек на лбу, куда пришелся удар разрушающего жезла, должно быть, чертовски болит. Сколько прошло? Ночь… нет, две. Одну-то я провалялся в гостинице.

Мы лежали рядом, слушая, как постепенно стихает перестук сердец. Потом она поднялась:
— Не уверена, хочу ли я любить тебя, Гарри, и не уверена, смогу ли без этого жить.
Я открыл глаза.
— Никогда. Слышишь? Никогда я не желал тебе плохого. Просто я не всегда знаю, что хорошо.
— Зато мне известно, как сделать, чтобы стало хорошо, — с поцелуем ответила Сьюзен. Потом накрыла мой лоб ладонью и с состраданием заглянула в лицо. — Ты видишь слишком много зла. Не забывай, на свете случаются и приятные моменты.

Как не хочется никуда тащиться. Остаться бы. Здесь тепло, чисто. Здесь никто не умирает. Здесь нет крови, не слышно рычания. И, что характерно, никто не лезет из кожи вон, чтобы меня прикончить.


Могила в подарок:

– Ради одной души. Ради той, которую я люблю. Ради даже одной жизни, – я послал энергию в жезл, и конец его засиял ярким белым светом. – На мой взгляд, это единственное, ради чего можно идти на войну.

– На что это похоже – быть чародеем? – спросила она.
Я пожал плечами.
– По большей части это все равно, что чинить ремешки от часов. Чертовски трудно, и спроса никакого. А в остальное время…
Во мне снова начинали клубиться эмоции, угрожавшие выйти из-под контроля. Мерил терпеливо ждала.
– А в остальное время, – продолжал я, – это страшно как черт-те что. Ты начинаешь видеть всяких тварей в темноте, и только теперь до тебя доходит, что слова «неведение – благо» – не просто пустой звук. И еще, это… – я сжал кулаки, – это так, черт возьми, досадно… Ты видишь, как страдают люди. Невинные. Друзья. Я пытаюсь вмешаться, но чаще всего не понимаю, что, черт подери, происходит, пока кто-то уже не погиб. И что бы я ни делал – мне не удается помочь этим несчастным.

@темы: цитаты

11:40 

Джим Батчер. Досье Дрездена

Девочку зовут Фейт - Вера.

Возвращение веры:

Мир десятилетней девочки должен быть полон музыки и хихиканья, и записок, и кукол, и мечтаний, а не резкой, пустой и утомленной действительности. Если у маленькой девочки, такой как эта, нет ни капли света в сердце, то на что мы можем надеяться?

Независимо от того, что я сделал, сколько хлама вычистил — это лишь капля в океане.

Магия. Самая лучшая её разновидность — немножко света в темноте.

Современная жизнь — одна большая трясина. И мир, в котором мы живем, может быть темным местом. Но, по крайней мере, я не должен быть в нем один.

Гроза из преисподней:

Я заглянул ему в душу, и она оказалась твердой и пустой как холодильник из нержавейки. Этого более чем хватало, чтобы выбить меня из колеи. Он был силен, свиреп и беспощаден, хоть и не жесток. Он обладал душой тигра.

Говорят, мы, чародеи, хитры. Поверьте, наша хитрость бесполезна, совершенно бесполезна против женщин.

– Вы, смертные, вообще можете думать о чем-нибудь другом? Все только и говорят, что об этом времени! Целые города мечутся как проклятые, визжа, что опаздывают, гудя в свои дурацкие гудки! А ведь раньше вы, люди, умели обращаться с ним как надо.

Я поднял взгляд к небу, вдруг ощутив себя ужасно маленьким и одиноким. Рядом со мной никого не было. Ничья рука не касалась моей. Никто не стоял рядом. На мгновение мне почудился аромат духов, знакомый, манящий. Потом он исчез. И единственным, кто мог мне помочь, был я сам.

Меня зовут Гарри Блекстоун Копперфилд Дрезден. Можете колдовать с моим именем – за последствия не отвечаю. Когда дела принимают странный оборот; когда то, чему положено хорониться во мраке, выползает на свет, когда никто больше не может помочь вам, звоните.
Мое имя есть в телефонной книге.

@темы: цитаты, книги

11:59 

Вечная полночь

Потрясающая книга.
Отвратительная книга.
Книга о наркомане, цель жизни которого - пустить хмурого по вене.
Книга о талантливом сценаристе, который сам не зная этого, влиял на культуру целого поколения.

Цитаты:

Любовь действительно заставляет землю вращаться. Вопрос, вокруг чего?

Перенеситесь, вперед на четыре месяца или четыре года, неважно, и вы увидите, как я снова на корячках неистово стираю кровь, пролитую мной, протекшую или брызнувшую из шприца. Оглядываясь назад, мне кажется я не одну вечность провел, кидаясь в панике на кровавые лужи на миллионах полов. Но, конечно, кровь невозможно отмыть до конца. Она просачивается глубоко в психику и оседает там, в подземных заводях. Я это знал, но не располагал фактами. Подобно матери, я вскоре создам свой личный ад.

Понимаете, мне всегда казалось, что творчество должно ранить. Талантом по-другому называется пытка.

Ад есть ад. Не важно, успел ли ты там побывать или только туда направляешься, у тебя все равно психика работает в одном и том же режиме.

Мне хочется объяснить: я не такой, но… Как заставить губы заработать снова? Что надо сделать, чтобы сформулировать слова и выпустить их в воздух перед своим лицом?

И я шагнул в этот солнечный свет Лос-Анджелеса, желая умереть. Хотя и не знал от чего.

Но к грозовой туче, в которой я жил и дышал, не применялись известные характеристики: просто я был другим. Мои родители это знали.

«Слышь, мужик, ты же не станешь расписывать, что ты лопал каждый день на завтрак… Не станешь описывать три блюда, который мама с папой подавали на стол. Ты будешь писать про то, что тебя задевает. Что тебя заебывает… Только убедись, что, когда пишешь, ты делаешь это с любовью. Вот в чем фишка. Пиши про страдания. Но перед тем, как сесть про них писать, помолись…»

Вы, наверно, считаете, что не стоит выбрасывать жизнь ради жалкой скоротечной эйфории. Но однажды вкусив ее, вам она не покажется такой жалкой.
Отныне планета превращается в зал ожидания. Остальная ваша жизнь становится лишь промежутками между приходами.

Нечего и говорить, у меня была депрессия. Сокрушительная. Но она была у меня так долго — и, к слову, взращена в условиях семьи, где все страдали насчет абсолютно всего все время, — что ощущение несчастности было естественно, как земное притяжение.

— Я другое дело, — ответил я. — Я с самого начала был полным отстоем. Теперь я всего-навсего отстой при бабле. Отстой, у которого стобаксовые купюры из кармана сыплются.
— Бог ты мой, — сказал он, рассматривая меня одновременно с жалостью и недоумением, которое обычно вызывают подобные сентенции. — Джерри, бог ты мой, зачем ты всегда говоришь такое говно? Ты, блядь, не отстой. Тебя же просто заебало по самое не могу, когда ты пришел сюда с такой хреновней. Но все же, ты же никогда не требовал, чтобы я тебе завтраки таскал…

Вот что мне кажется: если у тебя хватило духу пережить то, что ты пережил, у тебя должно хватить духу об этом написать.
В противном случае написать сложнее, чем пережить. Что в таком случае делает задачу необходимой. Потому что я боюсь, я не должен останавливаться.

В моем опиатовом безумии мои эмоции существовали настолько близко с поверхностью, что почти были выбиты у меня на коже.

@темы: цитаты, рецензии, книги

11:57 

Белянин - Ааргх. Ааргх в эльфятнике. Ааргх на троне.

Три книги прочла за 2 дня. Мне вообще нравится Белянин. Пишет легко, интересно и смешно.

Цитаты:

Само понятие слова «герой» подразумевает сложную гамму оттенков психических заболеваний, начиная с лёгкого отклонения от нормы и заканчивая абсолютным безумием, практически применяемым на деле.

— Только между нами: а куда мы, собственно, идем? — шепотом поинтересовалась у меня Сун.
— Ш-ш! — Я приложил палец к губам. — Этого никто до сих пор не знает, особенно сам Эландер! Но доподлинно известно, что это дело опасное, бесперспективное, неоплачиваемое и, гарантированно, смертельно опасное!
— Отлично, тогда я точно с вами.

@темы: книги, цитаты

09:46 

Панкеева - Путь, выбирающий нас

Большеглазая девушка мельком взглянула на Кантора, чтобы отвязаться, и вдруг дернула парня за рукав:
– Вот посмотри! Внимательно! Сидит человек. Не молодой, усталый, очень грустный. С дорожным мешком и гитарой. Только что приехал, из Галланта, судя по одежде… Представь себе, о чем он думает. Напряги фантазию. Когда-то он жил здесь, может, учился в этой же консерватории, мечтал о будущем, был счастлив… А потом что-то случилось, и ему пришлось бежать, чтобы спасти свою жизнь. Потерять дом, работу, любовь, жить в чужой стране, помнить о прошлом и сожалеть об искалеченной судьбе… Нет, не хватает у меня слов, чтобы толком объяснить, ты в глаза ему посмотри, и если не поймешь, то ты вообще не бард.
Кантор поспешно опустил глаза, ибо если бы юноша сейчас действительно в них заглянул, то понял бы, что предмет их разговора все слышал. Первым порывом было встать и поскорее уйти из этого места, где его жалеют молоденькие девушки. Но что-то удержало. Наверное, опасение, что этот хороший, правильный мальчишка так и не поймает тот недостающий образ, которого ему не хватает. И никогда не сыграет «Ностальгию» как следует. По крайней мере, в ближайшие десять-пятнадцать лет.
А может быть, эти мысли Кантора не имели ничего общего с его последующим поступком. Может, это внутренний голос потихоньку вмешался, пока он думал. Как бы то ни было, Кантор сам удивился, когда щелкнули замки футляра и у него в руках оказалась старая гитара. Но раз уж достал – не прятать же теперь. Под музыку обязательно пойдет, должно пойти… пусть послушают.
Кантор снял амулет и закрыл глаза, чтобы не отвлекаться.
Что говорить, в семнадцать лет он и сам бы не сыграл это по-настоящему. Даже в первые годы эмиграции подобные чувства были чужды энергичному жизнелюбивому юнцу, слишком уж насыщенной и интересной была его жизнь. Сейчас же, достигнув зрелости мыслей и познав то, что дается лишь с опытом, он самым позорным образом разучился играть. Что делать, ничего в жизни не дается вовремя. Не стоило бы срамиться перед молодежью, но никто ведь не знает, кем был раньше этот «немолодой усталый человек» (надо будет срочно волосы покрасить, пока дедушкой не обозвали). А для любителя его слабая техника исполнения вполне естественна, так даже лучше – сомнений не вызовет. Да и не затем он взял в руки гитару, чтобы технику демонстрировать.
Послушайте, мальчики и девочки. Может, действительно услышите то, чего вам не будет дано еще лет двадцать, а то и вовсе никогда. Гальярдо написал свой шедевр не под заказ и не ради славы, и вообще такое нельзя написать ДЛЯ. Только ОТ. От боли, от тоски, от безысходности. В этом весь поздний Гальярдо – безысходность, помноженная на мудрость. Осознание необратимости, невозможности – и философское смирение, приятие своего пути… Послушайте, ведь вы нигде больше этого не услышите, барды-эмпаты – большая редкость, чаще всего эта способность дается магам.
Интересно, услышит ли кто-нибудь, как плачет у пустого очага мертвый бард, обреченный никогда больше не стать собой?..

@темы: цитаты

14:30 

Куда-то ехать? Что-то делать? Зачем? Пора спать.

А эти придурки безостановочно мчатся дальше.

Джек Керуак - На дороге.

Он говорит о чистоте дороги, о путешествии, о пути, как самоцели, и это просто прекрасно. Он говорит о Дине Мориарти, о прекрасном, безумном Дине, который так сильно хотел понять жизнь, что в глазах Джека стал святым. Он был святым в своем безумии, в своем вечном поиске чего-то такого, что дало бы ответ, что утолило бы его жажду.
В фильме, все же, не так много схвачено, пожалуй, нет там этого восхищения Сэла, который смотрит на мир широко открытыми глазами, который готов на все.
И они сделали Карло геем.
Я не уверена, может, я пропустила этот момент, но в книге, как мне кажется, этого не было.
Фильм получился несколько поверхностным, как пишут на кинопоиске, и я согласна с этим мнением. Но атмосфера легкого безумия, когда люди наслаждаются истинной свободой, возможностью сказать "поехали в Нью-Йорк?" и действительно поехать.
Чем-то похоже на сериалы "молокососы" и "бесстыдники", я долго не могла понять, чем именно, но прочитав отзыв (на кинопоиске), поняла. Эта книга "на дороге" - она вне времени. она говорит о любви к людям, о любви к жизни, и это - это вечно.

Цитаты:

Но тогда они приплясывали на улицах как заведенные, а я плелся сзади, как всю жизнь плетусь за теми, кто мне интересен, потому что интересны мне одни безумцы — те, кто без ума от жизни, от разговоров, от желания быть спасенным, кто жаждет всего сразу, кто никогда не скучает и не говорит банальностей, а лишь горит, горит, горит, как фантастические желтые римские свечи, которые пауками распускаются в звездном небе, а в центре возникает яркая голубая вспышка, и тогда все кричат. «Ого-о-о!» Как называли таких молодых людей в Германии во времена Гёте? Страстно желая научиться писать, как Карло, Дин тотчас отдал ему любвеобильное пылкое сердце — такое, какое может быть только у плута.

И в это совершенно особое, самое удивительное мгновение моей жизни я вдруг забыл, кто я такой. Я находился далеко от дома, в дешевом гостиничном номере, каких никогда не видывал, был возбужден и утомлен путешествием, слышал шипение пара снаружи, скрип старого дерева гостиницы, шаги наверху и прочие печальные звуки, я смотрел на высокий потрескавшийся потолок и в течение нескольких необыкновенных секунд никак не мог вспомнить, кто я такой. Я не был напуган. Просто я был кем-то другим, неким незнакомцем, и вся моя жизнь была жизнью неприкаянной, жизнью призрака.

— Если и дальше так пойдет, вы оба рехнетесь, однако держите меня в курсе событий.

Лежа на спине, мы глядели в потолок и думали, зачем это Бог сотворил жизнь такой печальной.

— Я люблю любовь, — сказала она, закрыв глаза.
И я пообещал ей прекрасную любовь.

к тому же Люсиль никогда бы меня не поняла, потому что я люблю слишком многие вещи и просто чумею и зацикливаюсь, носясь от одной падающей звезды к другой, пока не упаду сам. Это все ночь, это она все с нами проделывает. Мне нечего было предложить кому бы то ни было — разве что собственное смятение.

На рояле лежала труба, отбрасывавшая удивительную золотистую тень на караван пустыни, нарисованный на стене позади барабанов. Бог удалился, и теперь царило безмолвие его ухода. Была дождливая ночь. Был миф о дождливой ночи. Дин вытаращил глаза, он был исполнен благоговейного страха. Это безумие никуда не приведет. Я долго не мог понять, что со мной происходит, и вдруг до меня дошло, что все дело в травке, которую мы покурили. Дин купил немного в Нью-Йорке. После нее-то я и решил, что вот-вот оно придет — мгновение, когда все станет ясно, когда все будет решено раз и навсегда.

Как-то я спросил:
— Что с нами будет, когда мы умрем?
И он ответил:
— Когда ты умираешь, ты просто мертв, вот и все.

Мерилу наблюдала за Дином, как наблюдала за ним на всем пути через страну и обратно, краешком глаза, с угрюмым, печальным выражением лица, словно хотела отрубить ему голову и спрятать ее в чулан, — горькая, с примесью зависти любовь к человеку, который так поразительно умеет оставаться самим собой, любовь яростная, смешанная с презрением и близкая к помешательству, с улыбкой нежного обожания, но одновременно и черной зависти, что меня в ней пугало, любовь, которая — и Мерилу это знала — никогда не принесет плодов, потому что, глядя на его скуластое, с отвисшей челюстью лицо, она понимала, что он слишком безумен.

@темы: книги, top bbc, рецензии, цитаты

ChalkOutline

главная