14:51 

Помните про челлендж?

someonewithoutsoul
Ага.
Ну вот, в общем, задала я себе такую цель - пост в день, иииии... не сложилось, короче. С позапрошлой пятницы я болею гриппом. Это тошнотное, болезненное состояние длилось пять гребаных дней. Пять дней, Карл! Я лежала и не могла делать ничего, температура колебалась от 37,5 до 38,5, болела голова, болело всё тело, особенно больно было глазам, светобоязнь это нифига не круто.
Вот сегодня воскресенье и я, вроде как пришла в норму, но больничный у меня до среды, потому что есть опасность пневмонии, если я не долечусь.
Почти дочитала "Программа идентификация" by Сьюзен Янг (бумажная книга, о Гага, я впервые за несколько лет читаю бумажную книгу). Не лучшая книга в моей жизни, определенно. Жанр young adult, сюжет крутится вокруг чувствительной "чувственной" девочки, семнадцати лет... Хм. Наверное, мне не нравятся такие книги, потому что я не успела побыть подростком. Я не влюблялась, не истерила, не красила волосы в сумасшедшие цвета, у меня нет татуировок, о которых стоило бы жалеть. Пришлось всё это отложить, потому что в семье случилось кое-что очень плохое. И вот так и прошла моя юность. Да, грустно, но что поделать?
Еще прочитала "Субмарину" Джо Данторна и "Сферу" Дэйва Эггерса. "Сфера" - реально крутая книга. Еще дочитала все Дозоры Лукьяненко. Deal with it.
Конец... Вот конец Дозоров меня просто убил. Я, честно, минут пять сидела и смотрела в стену после того. как прочитала Шестой дозор.


1) Сумеречный Дозор.

Но мне не позволили выбирать. Мне не дали судьбы.

- Разве любовь - это слабость?
- Если любовь в тебе - это сила. А если ты в любви - это слабость.
- Мы пока не умеем по-другому.
- Умеете, Антон. С трудом, но умеете.

Антон сидел, держать за голову. Молчал.
Будто отворил дверь - и увидел там что-то... нет, не запретное... нет, не постыдное... Совсем-совсем чужое. И понял, что за каждой дверью, если, не приведи Свет, удастся ее открыть, увидит что-то столь же чужое... личное.

Мне безразличны фальшивые идеалы и поддельные цели, лицемерные лозунги и двуличные постулаты. Я больше не верю ни в Свет, ни в Тьму. Свет - это просто поток фотонов. Тьма - это просто отсутствие света. Люди - братья наши меньшие. Иные - соль земли.

- Вроде как ты плачешь, - сказал Лас. - Только слез нет.

Небо не для нас.
Нам не дано летать.
И все, что мы можем, - это постараться не падать.

2) Последний дозор.

В груди было так холодно, что больше уже не болело.

3) Сфера.

- Обожаю, когда ты так делаешь, - заметил он. - То есть тебе нечего сказать? Слушай, двадцать лет назад часы с калькулятором - это было не очень круто, да? И если человек сидит дома целыми днями дома и возится с калькулятором, сразу понятно, что социальные навыки у него не того. А суждения "нравится" и "не нравится", "грустная улыбка" и "веселая улыбка" были в ходу только у школьников. Кто-нибудь писал записку: "Любишь единорогов и наклейки?", а ты им: "Ага, обожаю единорогов и наклейки! Веселый смайлик!". В таком духе. А теперь так делают все, и мне порой кажется, что я попал в перевернутый мир, Зазеркалье какое-то, где царит самое наидебильнейшее говно. Мир сам себя оболванил.

Этих людей хлебом не корми - дай другими людьми повладеть.

- Мэй, я многое изобретал только для забавы, ради извращенной игры - проверить, заработает ли, станут ли люди пользоваться. Все равно что гильотину на площади поставить. Как-то не ожидаешь, что в очередь выстроятся тысячи желающих сунуть туда голову.

Большинство людей променяли бы всё, что знаю, всех, кого знают, весь мир отдали бы за то, чтоб их видели, чтоб их признавали, чтоб их даже, может, запомнили. Мы все понимаем, что умрем. Мы все понимаем, что мир огромен, а мы крохотны. И нам остается лишь надеяться, что нас увидят или услышат, хотя бы на миг.

4) Субмарина (тот редкий случай, когда книга хуже, чем фильм. Но написано хорошо, очень хорошо. просто меня сквикает излишняя откровенность, обнаженность эмоций, что ли. описания секса, поцелуев, ).

Депрессия приходит на него приливами. Как раунды в боксе: папа в синем углу ринга.

Я улыбаюсь, потому что хочу, чтобы он поверил: мы с ним как лучшие друзья. Он улыбается, потому что думает: "Какой я хороший отец".

- Ты меня до сих пор ненавидишь? - интересуется она.
Пауза.
- Я эту ненависть скрываю, - отвечает он.
- Понятно.
- Делаю вид, что не чувствую ничего такого.
- Очень мило.
- Но на самом деле чувствую.
Я знаю.
- Чувствую.

Странно, когда твоя мать говорит о себе, как о человеке. Ведь, если честно, так легко забыть, что она тоже им является.

Стоит пережить что-либо, и уже можно признать, что с этого дня твоя жизнь будет одним большим колесом, прокручивающим одну и ту же эмоциональную травму, снова и снова заставляя тебя вспоминать и переживать ее.

Старики говорят, что жизнь летит, только чтобы почувствовать себя лучше. Правда в том, что жизнь делится на маленькие отрезки времени - сейчас, сейчас, сейчас, сейчас, сейчас, - и нужно лишь от двадцати до тридцати таких "сейчас", чтобы осознать, что все закончится скамейкой в Синглтон-парке.

5) Новый Дозор.

- Папа, тигров нельзя убивать, они в Красной книге.
- Этого можно, - сказал я. - Только все не получается.

- Мальчик-пророк... Ради собственной безопасности я должен тебя убить...
- Я не хочу! - воскликнул перепуганный Кеша и начал неуклюже пятиться в мою сторону.
- Хорошо. Так и запишем, Иннокентий Толков отказался, - произнес Тигр. И исчез.

@темы: обо мне, книги, рецензии, цитаты

URL
   

ChalkOutline

главная